0%


Легализация тунеядства с помощью знаний политолога, социолога и экономиста

Когда рабочая неделя стала пятидневной?

Что получится, если мир решит работать 3 дня вместо 5: все обрушится или, наоборот, расцветет? 3 ученых, которые разбираются в социологии, психологии и экономике, рассказывают о специфике рабочей недели, важности человеческого счастья и объясняют, почему 5 дней работы оказываются совершенно не хуже 3, если не тупить.

Насчет трехдневной рабочей недели — с предложением такой инновации в прошлом году выступил миллиардер Карлос Слим, один из самых богатых людей на земле. На первый взгляд, сокращение рабочей недели до 3 дней принесет только радость и пользу. Но мне кажется, что такой шаг вызовет больше негативных последствий.

Во-первых, получив 2 дня без дел, люди потеряются и не будут знать, чем себя занять. Привычный порядок позволяет нам не задумываться о происходящем и меньше переживать. 5 дней — работа, 2 дня — кутеж и приключения (постелька и просмотр Adventure Time). Лишнее свободное время приведет к аномии — этим красивым словом социолог Эмиль Дюркгейм называл разрушение привычных норм и ценностей.

Андрей Гречко
преподаватель обществознания факультета прикладной политологии

Обувная мастерская в Лондоне 1864
© wikipedia

Во-вторых, большая часть мира по-прежнему живет в индустриальном или традиционном обществе. Уменьшение рабочих дней означает, что люди будут производить меньше благ и меньше их получать. Неслучайно трехдневную рабочую неделю предприятия или даже страны часто вводят в кризис (например, в 1974 году во время острейшего экономического кризиса правительство Великобритании ввело трехдневную рабочую неделю) — чтобы сократить издержки. В идеале люди должны стремиться к такому труду, который Карл Маркс бы назвал "неотчужденным", когда человек чувствует связь с создаваемым продуктом, а не превращается в винтик машины. При таком труде уже не важно, 3 или 5 дней в неделю ты работаешь, потому что границы между работой и отдыхом стираются. 

МОЖНО ДАЖЕ СМЕЛО ЗАЯВИТЬ, ЧТО "ВЫХОДНЫЕ" — УДЕЛ НЕСВОБОДНЫХ ЛЮДЕЙ, ТАК ЧТО СТАРАЙТЕСЬ ИХ ИЗБЕГАТЬ.

Еще в первой трети ХХ века многие экономисты считали, что сокращение рабочей недели в будущем почти неизбежно. Казалось, что из-за стремительного технического прогресса людям вскоре попросту станет не хватать работы, их должны были заменить машины. Однако это не привело бы к росту безработицы — просто возросла бы оплата каждого часа труда, и средний рабочий мог бы надеяться на сокращение невзгод и существенное повышение уровня жизни. Знаменитый американский экономист Джон Мейнард Кейнс говорил о том, что в будущем потребуется не более 15 часов работы в неделю — и это было бы как раз что-то вроде трехдневки.

Однако мы видим, что технологический прогресс с тех пор не остановился, а только ускорился — но обещанного сокращения рабочей недели так и не произошло. Почему? Прежде всего из-за того, что Кейнс и его единомышленники ошиблись в понимании природы труда. Они полагали, что человек трудится, чтобы удовлетворить определенный набор потребностей — если потребности удовлетворены, если работа не нужна, то он и не будет трудиться.

Григорий Юдин
старший научный сотрудник лаборатории экономико-социологических исследований

Разгрузка стекла промышленными роботами
© wikipedia

Но сегодня мы наблюдаем множество людей, часть времени занятых работой, в которой трудно найти какой-то смысл — а самое главное, они и сами зачастую не могут объяснить себе, зачем она нужна. Совещания, на которых обсуждаются результаты других совещаний, документы, которые только затрудняют документооборот, создание правил для того, что неплохо работает и без правил, — все это привычные виды деятельности как на частных предприятиях, так и в государственных организациях. Здесь же можно вспомнить и о необходимости сидеть на работе до конца рабочего дня — даже тогда, когда все дела давно сделаны.

Антрополог Дэвид Грэбер назвал такие занятия bullshit jobs — главный эффект от них состоит в том, что они поддерживают власть начальников над подчиненными, а подчиненных заставляют чувствовать себя зависимыми. В современной системе производства почти любому работнику (неважно, работает ли он в офисе или по свободному графику) не хватает времени на воспитание детей, на заботу о родителях, на чтение и спорт, на взаимопомощь, в конце концов, на то, чтобы собраться с соседями и позаботиться о благополучии собственного дома. Но предоставить ему это время — значит лишить руководителя возможности контролировать жизнь работника и поставить под сомнение весь смысл его работы. Порой опасаются, что высвобождение свободного времени приведет к слишком быстрым переменам в жизни общества. 

Но на самом деле главные перемены должны произойти для того, чтобы мы получили возможность тратить время на то, что для нас по-настоящему важно.

8 часов работы
8 часов отдыха
8 часов сна

Мельбурн. 1856 год

Сколько дней в неделю нужно работать, чтобы чувствовать себя счастливым? Первым приходит в голову, конечно, то, что вопрос стоит ставить несколько иначе: не "сколько дней", а кем нужно работать.

Любители ванильных пабликов с цитатами знают: как говорил Конфуций, "выберите себе работу по душе, и вам не придется работать ни одного дня в своей жизни" — так оно во многом и есть. Все обращали внимание, что когда мы занимаемся любимым делом, то можем черпать внутренние ресурсы из мотивации и подлинной заинтересованности в предмете и тогда устаем намного позже — точнее, позже обращаем внимание на свою усталость. Но я, как социальный психолог, не буду говорить о физиологических и психологических коррелятах усталости, оставим это для специалистов соответствующего профиля. Для меня шести-, пяти- или трехдневная неделя есть результат в том числе некоего социального договора. Люди договорились, что они работают 5 дней в неделю и 8 часов в день, и свои представления о нормативности или ненормативности рабочего графика мы черпаем именно из этой договоренности. Так, нам кажется неадекватной просьба выйти на работу в субботу, хотя в СССР в течение долгого времени существовала шестидневная рабочая неделя. Чувствовал бы человек, работающий 3 дня в неделю, себя более счастливым? Рискну предположить, что только в одном случае — если бы он работал один.

Александр Рикель
доцент кафедры социальной психологии

Однако в ситуации, при которой все общество перешло бы на такой график работы, довольно скоро этот режим стал бы восприниматься как социальная норма — и люди бы точно так же жаловались, что не успели отдохнуть, как, например, они жалуются, что не успели отдохнуть за 14 дней отпуска. Рискну предположить, что любые изменения в продуктивности и эффективности также имели бы кратковременный характер, потому что основной их источник все же лежит в поле мотивации и навыков, а не количества рабочих дней. Поэтому важно не сколько ты работаешь, а как ты работаешь. Чувствовал бы человек, работающий 3 дня в неделю, себя более счастливым? 

Томас Гоббс

английский философ-материалист. Первый описал теорию общественного договора.

Когда рабочая неделя стала пятидневной?

Ретроспектива трудовых отношений

{"width":120,"columns":10,"padding":0,"line":40}
//oldone 63563999